Кирилл Кашликов

    Зал погружен в темноту. В центре сцены слабый луч света. Сотни энтузиастов и скептиков пришли в Национальный академический театр русской драмы им. Леси Украинки увидеть какую новую интерпретацию одной из самых известных пьес в истории может предложить режиссёр. Ещё до окончания спектакля, как только в зрительном зале начинает медленно загораться свет, становится очевидным, что премьера «Джульетта и Ромео» является успехом. Количество оваций и букетов доказательство этому.

 

   Постановка является переосмыслением великой пьесы Шекспира «Ромео и Джульетта» режиссером Кириллом Кашликовым. По профессии – он актер, один из самых известных в театре Русской Драме. Но время от времени он выступает в роли режиссёра; В 2008 году его спектакль «Солдатики» был награжден «Киевской пекторалью» за лучший режиссерский дебют. Через несколько лет, Кашликову выпала возможность проявить себя как режиссёра в новом для себя формате, в рамках комедийного сериала «Ласточкино гнездо», продолжения которого зрители ждут с нетерпеньем. Но по собственному признанию, несмотря на столь удачный опыт, Кашликов всё же не берётся назвать себя режиссёром, считая актёрство своим призванием.

   Этот спокойный человек с задумчивым взглядом и искренней улыбкой умеет кардинально перевоплощаться. Это не артист одного амплуа. Он органичен как в комических, так и в драматических ролях. Серьёзный в жизни, но темпераментный на сцене. Человек, который умеет слушать, и которого хочется слушать. Немногословен, но обстоятелен. Закрытый, но добрый. Неудивительно, что некоторые зрители ходят на спектакли с его участием несчетное количество раз, всегда как в первый, потому что если актёр – яркий, то каждый раз спектакль открывается по новому.

   В этом можно убедиться, понаблюдав за зрителями в антракте. Антракт любого спектакля, это возможность зрителям пройтись по коридорам, рассматривая фотографии артистов, выискивая занятых в спектакле или рассказывая знакомым о прошлых впечатлениях... Возле фотографии Кирилла Кашликова всегда замедляют шаг; какой бы спектакль не шел, обязательно кто-нибудь остановится сказать: «Это один из самых интересных актёров, обязательно посмотрите спектакли с его участием, получите море удовольствия», «Мы видели его в спектакле "Слишком женатый таксист", так понравилось, что решили на следующей неделе пойти на "Слишком счастливый отец"» или «Приглашаю всех друзей на его спектакли, всем рекомендую посмотреть, как он играет»...

 

    Кто же этот человек, там, на сцене? И что ещё интересней, кто же этот человек вне сцены? О жизни и творчестве побеседовал Кирилл Кашликов.

 

Кирилл, расскажите о своем детстве... Что повлияло на выбор Вашей профессии?

Родился я в городе Новосибирске (это в Сибири). Город этот ничем не лучше и не хуже многих городов Советского Союза и особого влияния, думаю, на меня не оказал. Как и многие подростки к школе я относился как к неизбежному, но малоприятному занятию, поэтому особо любимых предметов у меня не было. Мне было интересно изучать историю России (я знал наизусть все основные государственные даты с момента Крещения Руси до Октябрьской революции), интересно было изучать географию (мы с другом знали наизусть и могли показать на  карте все столицы всех государств мира). В моей семье все имеют отношение к творческим профессиям: отец, в своё время, был председателем профсоюзов Сибири по кинематографии; мама – директор Дома Культуры. Я всегда хотел быть артистом, поэтому альтернативные варианты даже не рассматривались.

 

Какой спектакль произвел на Вас самое сильное впечатление?

Я вспоминаю спектакль Питера Брука «Вишнёвый сад» в Москве в середине 80-х годов . Я не помню спектакля – я помню, что, совершенно не зная языка (артисты играли на английском) и плохо зная пьесу (мне было 19 лет) я понимал всё, что происходило на сцене. Артисты настолько верно существовали в ситуации пьесы, что мне не нужны были слова – я понимал, я чувствовал, чем они живут, какие проблемы решают, чего добиваются, от чего страдают... Это и есть настоящий театр! Для такого театра не существует границ и языковых барьеров!

 

Кстати по поводу барьеров: они бывают самими разными и могут иногда создавать ощутимые трудности в творчестве... Что в Вашей профессии даёт Вам силы – почему Ваша работа стоит того, несмотря на различные трудности, с которыми приходится сталкиваться?

Силу даёт уверенность в том, что то, чем я занимаюсь, помогает людям жить полноценной жизнью. Моя работа даёт людям возможность пережить эмоции, которые в их повседневной жизни им просто недоступны.

 

Вы играли много разных персонажей в различных жанрах; какой из персонажей, которых Вы сыграли Вам ближе всего? Были ли роли которые было репетировать сложнее?

Персонажи... Они все мне родные – за время репетиционного процесса они становятся частью меня, а я играя тот или иной персонаж отдаю частичку себя. Мы уже неразрывны –  мы взаимосвязаны.

Все роли репетировать сложно, так как необходимо сначала понять, а потом сделать своей логику поведения другого человека – прожить отрезок жизни или всю жизнь другого человека.

 

Как Вы относитесь к непредвиденным ситуациям во время спектакля? Помогает ли Вам импровизация?

Если артист на сцене занят делом, то у него не существует отвлекающих моментов. Импровизацию люблю; она возникает легко и естественно, если на площадке хорошие артисты, чётко понимающие ситуацию, которую играют.

 

Расскажите про Ваш первый опыт в кино?

Один из первых моих опытов в кино связан со встречей с великим артистом Малколмом  МакДауэллом («О счастливчик», «Заводной апельсин», «Калигула»). В фильме «Эвиленко» (реж. Дэвид Греко – примеч. авт.) он играл главную роль (маньяк Эвиленко), а я маленький эпизод (солдат, который обнаруживает Эвиленко на месте преступления). В сцене я должен был окликнуть Эвиленко, который склонился над телом жертвы, направить на него автомат и заставить его отойти от тела. Перед съёмкой Малколм о чём-то весело разговаривал с режиссёром, а я «психологически» настраивался и ждал команды «мотор». Прозвучала команда «мотор», я окликнул Малколма (уже Эвиленко) он обернулся, посмотрел на меня и я... выронил автомат... от страха! На меня смотрел не Малколм МакДауэлл, только что шутивший с режиссёром, а реальный маньяк с глазами полными ненависти и отчаяния. Мне ничего не надо было играть – всё произошло само собой. В память об этой встрече у меня хранится книга «Заводной апельсин» на титульном листе которой Малколм написал мне несколько слов.

 

Одна из Ваших главных ролей в кино была в фильме «Химия чувств» (реж. Т. Ходаковская), где Вы играли кинопродюсера Сергея. Как происходил процесс съемки этой картины?

Этот проект запомнился мне как проект, связанный с чрезвычайными физическими нагрузками. Фильм снимался в Крыму (в Симеизе), а в это время в театре уже начался новый театральный сезон. И так совпало, что спектакли у меня были по 2-3 раза в неделю.

Заканчивался  спектакль, я садился в машину – всю ночь (10-12 часов) мы ехали из Киева в Крым – и в 9 часов утра начинался съёмочный день. Вечером я садился в самолёт, летел в Киев и играл спектакль. Заканчивался спектакль я садился в машину и снова в ночь на Симеиз... и снова в 9 утра начинался съёмочный день. Так продолжалось несколько дней. Но все эти нагрузки несравнимы с тем удовольствием, которое я получил от общения (человеческого и профессионального) с творческой группой картины, с режиссёром Таней Ходаковской, с моими партнёрами Наной Кикнадзе и Александром Суворовым. Очень приятные воспоминания.

 

Сегодня очень часто встречается уверенность в стереотипе «шоу-бизнеса» – актёрская профессия теперь престижная, «гламурная», и знаменитости зачастую становятся верхом  идеала. Не всегда понятно, что популярней: актёрское искусство или образ жизни, ассоциируемый с актёрством... Как Вы думаете, с чем связано такое отношение?

Стереотип, который создан средствами массовой информации к настоящим актёрам не имеет никакого отношения... Большие артисты, в основном, очень непубличные люди... их популярность связана, прежде всего, или с кинопроектами (мало кто знает, что Энтони Хопкинс, Мэрил Стрип, замечательные театральные артисты) или с необходимостью поддерживать имидж публичного человека... в каждом конкретном случае каждый артист сам выбирает свой образ жизни: «жизнь на виду у всех» или «жизнь без чужих глаз».

 

Вы в своих интервью часто говорите о цинизме в ролях и в жизни... В современном мире цинизм качество присущее de facto, или необходимое? Цинизм мешает или помогает?

По Уайльду, «Циник – это человек, который всему знает цену и ничего не ценит». Цинизм, безусловно, помогает строить карьеру в социуме и является своеобразной бронёй, но при этом подобен коррозии – он разъедает божественное начало в человеке, тем самым делая жизнь этого человека  совершенно бессмысленной.

 

Недавно прошла премьера спектакля «Джульетты и Ромео», где Вы выступили в роли режиссёра. Как долго Вы вынашивали эту идею? Почему пьеса которая была написана давно и английским автором актуальна сейчас и на Украине?

Замысел постановки возник два года назад – летом 2012.

В спектакле нет какой-то одной главной сцены – каждый эпизод несёт свою эмоциональную и смысловую нагрузку. Спектакль построен по принципу «сжимающейся пружины» (по Шекспиру все события в пьесе разворачиваются за пять дней). Сюжетная пружина сжимается  толкая историю к «точке невозврата»  которой является смерть Меркуцио и Тибальта, и стремительно разжимается, столкнув в смертельном конфликте Любовь Джульетты и Ромео с родовой Ненавистью двух кланов Капулетти и Монтекки.

Пьеса написана о человеческих взаимоотношениях, о проблемах, которые существуют вне времени – о Любви, о Ненависти, о том, что родители, занятые решением своих проблем, не замечают как вырастают их дети... и слишком поздно замечают, что стали чужими людьми для своих детей. Эта пьеса о выборе – о великом выборе – сохранить жизнь, потеряв достоинство или уйти из жизни, сохранив верность своему пониманию истины.

Если Вы верите что такая любовь как у Ромео и Джульетты возможна в наше время, при тех же обстоятельствах, какой бы мог быть у этой истории финал сегодня?

Финал этой истории сегодня будет выглядеть точно также как и 400 лет назад, только вместо яда и кинжала подростки возьмутся за руки и прыгнут с крыши многоэтажки (как это и происходит во многих городах). К сожалению, проблема «отцов и детей» существует сегодня так же остро, как и сотни лет назад, только обретает другие формы.

 

Вы любите приводить цитаты, и чувствуется что Вы наверняка много читаете; какие книги Вы предпочитаете? У Вас есть любимые цитаты?

Книги, в разные периоды  моей жизни, находят меня сами. Диапазон авторов очень широкий: Ремарк, Солженицын, Гроссман, Анатолий Приставкин, Гарсия Маркес, Мураками, Джон Фаулз, Дюма, детективы, книги о выдающихся людях, книги о театре и так далее... Цитаты тоже соответствуют периодам жизни; одна из ключевых – девиз Рыцарей Круглого Стола: «Делай что умеешь, говори что думаешь, и будь что будет». Или: «Мы являемся результатом наших мыслей» – Будда.

В спектакле «Деревья умирают стоя» (реж. И. Барковская), Ваш персонаж говорит о том, что никто даже не задумывается, что «благотворительность тоже может быть искусством»; на этой идее основано дело его жизни. А как Вы считаете – благотворительность может быть искусством?

Да... может быть искусством... если желание помочь другим людям реализовывать не только в материальной (что тоже очень важно), но и в духовной форме. Бывает, что люди гораздо больше нуждаются в духовном, человеческом общении, чем в конкретной материальной помощи.

 

Какое Ваше жизненное кредо?

Приходят в голову слова:

«Светить всегда, светить везде до дней последних донца,

Светить и никаких гвоздей!

Вот лозунг мой и Солнца!»

                          – В. Маяковский

 

И в заключение нашей беседы, разрешите Вам предложить Блицопрос.

Ну давайте (улыбается).

 

Я читала о Вас, что Вы воплощение серьёзности; Вы  любите смеяться над собой?

Я люблю  людей с чувством юмора и сам отношу себя к таким людям.

 

Многие известные актёры сыграли женщин; Вы бы хотели примерить на себя этот образ?

Играть женщин мне не приходилось и, честно говоря, я об этом не думал...

 

Если бы Вы могли что-то изменить в этом мире. Все, что угодно, но только одно. Что бы Вы поменяли?

Чтобы ВСЕ люди жили по законам природы: брали только то, что им необходимо и не убивали себе подобных.

 

Что бы Вы хотели первое услышать от Бога попав в Рай?

Хотел бы услышать от Бога:

«С возвращением!»

 

Как вы себя удивили в последнее время?

Не так давно я участвовал в съёмках фильма «Я ненавижу поезда» (фильм о трагических событиях Великой Отечественной Войны, о Холокосте). Мне необходимо было выучить  фактически за один день 16 листов машинописного текста. Я это сделал... Ещё раз убедился в том, что возможности человеческого организма безграничны.

 

Если бы у Вас была возможность поговорить с любым человеком (живым, ушедшим, вымышленным), с кем бы Вы встретились, о чём бы поговорили?

Хотел бы встретится с Шекспиром и спросить у него действительно ли всё, что подписано именем «Шекспир» написано им или эти великие тексты написаны графом Роджером Рэтлэндом и его женой Елизаветой?

 

Интересные Факты о К.К.

• Умеет играть на гитаре и на строевом барабане

• Считает близким себе героя Уоллес в фильме «Храброе сердце»

• Окончил Киевский театральный институт им. И. К. Карпенко-Карого, по специальности «театральный менеджмент»

• Любит играть в «Ассоциации» (словесная игра, известная как «Крокодил»)

• Является художественным руководителем Профессиональной студии молодых актеров при Театре русской драмы им. Л. Украинки

 

Спасибо Вам, прежде всего за ту радость, которую Вы дарите своим искусством, за те незабываемые моменты и чувства которые Вы даете испытать зрителям, и за Ваше время, искренность и интересную беседу! Спасибо за то, что рассказали о себе и поделились с нами своими мыслями.

Автор - Анна Бурнейка

Посилання:

Немає коментарів

Коментувати.

E-mail: Пароль: Реєстрація Забули пароль?

Перед тим як написати коментар, ознайомтесь з правилами сайту.
Увага! Коментарі незареєстрованих користувачів будуть розміщуватися на сайті після перевірки адміністратором.

Ваше ім'я:
protect