Неслучайное совпадение

Театр русской драмы имени Леси Украинки закрыл сезон, и одним из завершающих спектаклей стала шекспировская трагедия «Ромео и Джульетта» в постановке Кирилла Кашликова (спектакль прошел во вторник 8 июля).

Впервые свою новую постановку театр показал 25 апреля: премьера практически совпала с началом вооруженного конфликта на востоке Украины. Теперь, когда после первого представления прошло два месяца, стало очевидно: это совпадение — неслучайное.

Театру удалось в очередной раз продемонстрировать редкое умение ощутить важнейшие тенденции общественной жизни и показать их глубинную основу, осветив при помощи классики противоречия и разногласия современности.

Нужно отметить, что в театральной афише название одной из самых известных драм Шекспира было изменено: спектакль называется «Джульетта и Ромео».

Удивление, которое способно вызвать изменение привычного порядка имен главных героев, полностью рассеивается после знакомства с постановкой. Она представляет собой единую целостную концепцию, раскрывающую природу социальных конфликтов, и это несомненная удача режиссера Кирилла Кашликова и художественного руководителя театра Михаила Резниковича, возглавившего реализацию проекта.

Единство замысла проявляется во всем — от сценографии до дизайна афиши и оформления программки. Измененное название, по всей видимости, отражает отказ Кирилла Кашликова и Михаила Резниковича от привычного прочтения, что, кстати говоря, сочетается с крайне бережным отношением к образам, созданным Шекспиром, и мыслям, высказанным великим британским драматургом. Акцент сделан на репликах, представляющих ключевую важность для понимания авторской позиции. Поэтому спектакль позволяет ощутить шекспировское сочетание пессимистического взгляда на человеческую природу и отношения между людьми с верой в возможность высоких чувств и благородных поступков.

Кирилл Кашликов назвал «Ромео и Джульетту» лучшей пьесой «о любви и ненависти».

Трудно судить, каким был первоначальный авторский замысел: об этом нам практически ничего не известно. Однако обычно «Ромео и Джульетту» преподносят как пьесу, в которой любовь преодолевает ненависть, а погибшие влюбленные остаются победителями. Театр имени Леси Украинки поставил пьесу о том, как ненависть, господствующая в обществе, стремится подавить любовь, но не в силах ничего поделать с этим чувством и убивает тех, кто осмелился полюбить вместо того, чтобы ненавидеть.

Именно ненависть, а не любовь является главной темой спектакля. Авторам постановки удалось чрезвычайно точно передать это художественными средствами. Герцог Веронский (отметим интересную трактовку этого образа Юрием Гребельником), супруги Монтекки и Капулетти появляются в военных шинелях, пластика и интонации актеров придают их фразам повышенную жесткость, а большинство героев при малейшем им возражении прибегают к насилию. Особенно часто так поступает синьор Капулетти, отец Джульетты, олицетворяющий силы, враждебные людям. Он умен, расчетлив, доброжелателен по отношению к своим близким, но это человек, для которого ненависть к тем, кого он считает своим противником, стала целью и смыслом жизни.

Авторы спектакля настойчиво подчеркивают внутреннее и внешнее сходство супругов Монтекки и Капулетти. Шинели отцов Ромео и Джульетты практически одинаковы, их матери — в чрезвычайно похожих платьях. Тем страшнее кажется ненависть, которую испытывают по отношению друг к другу эти люди, тем безнадежнее кажутся попытки их детей противостоять этой разрушительной силе.

Считается, что пьеса «Ромео и Джульетта» написана в 1595 г. Британская монархия в то время была расколота конфликтом, который вполне мог привести к исчезновению государства. В 1594 г. началась Девятилетняя ирландская война, она постепенно набирала силу и в конце концов переросла в самое большое вооруженное столкновение елизаветинского периода. Особую ожесточенность вызывало то, что Ирландия сохраняла верность католицизму, а Елизавета I поддерживала государственную церковь, враждебную Риму и стоящую на протестантских позициях (еще в 1570 г. папа Пий V объявил английскую королеву еретичкой, которая не может считаться законным правителем).

Ирландские лорды, восставшие против английского владычества (конфликт был спровоцирован стремлением представителей короны отобрать у ирландских аристократов власть и собственность), получили поддержку от наиболее опасного противника Елизаветы — испанского короля Филиппа II, объявившего себя защитником католической веры.

Когда создавалась самая ранняя из шекспировских трагедий, конфликт еще только начинался, ко времени же первой постановки «Ромео и Джульетты» война была в разгаре. Уже состоялись первые битвы, не слишком удачные для англичан и ирландцев, сохранивших верность английской короне. Без сомнения, братоубийственная война, спровоцированная взаимной ненавистью аристократических родов, оказала сильное влияние на настроение и мысли драматурга. Вероятно, именно поэтому постановка шекспировской драмы, в которой сделан акцент на разрушительной силе ненависти, воспринимается в современной Украине как пьеса на злободневную тему.

Важно, что авторам спектакля удалось соблюсти чувство меры и удержаться от прямой отсылки к трагическим событиям сегодняшнего дня. Они дали ощутить происходящее на сцене как нечто чрезвычайно близкое, поскольку заставили почувствовать, как ненависть разрушает спокойную жизнь и уничтожает привычный нам мир. Они не стали придавать событиям на сцене намеренное сходство с сюжетами реальных новостей, но помогли осознать, что у шекспировской трагедии и пугающих сообщений с востока Украины общая основа. В прочтении Театра русской драмы пьеса Шекспира приобретает актуальность телевизионного репортажа, но не теряет ни глубины замысла, ни ясной нравственной позиции.

Общественное значение этой постановки, очевидно, состоит в том, что нравственные ценности, заложенные в шекспировской трагедии, зритель спектакля начинает невольно использовать для оценки событий сегодняшнего дня. Это позволяет осознать недопустимость и неприемлемость вооруженного конфликта, охватившего Донбасс.

Авторы дают нам понять: то, что произошло с влюбленными, не просто катастрофа, вызванная трагическим ходом событий. Их смерть стала следствием ослепления ненавистью людей, не способных слушать друг друга (это удалось хорошо продемонстрировать благодаря удачному решению сцен с участием Монтекки и Капулетти), они не могут сочувствовать, не желают прощать. К сожалению, следить за художественным воплощением этого тезиса подчас мешает затянутость и излишняя (в данной ситуации) сентиментальность отдельных сцен, особенно пробуждения Джульетты после самоубийства Ромео.

В постановке, как мне показалось, осторожно проводится еще одна важная идея: торжество ненависти неразрывно связано с моральной деградацией общества, пренебрежительным отношением к культурным ценностям, распадом цивилизации. Жесты героев намеренно грубы и циничны, что особенно ярко проявляется в комических сценах. Благодаря этому авторам удалось раскрыть шекспировское понимание жизни как причудливого соединения трагедии и фарса. Декорации, на фоне которых проходят уличные сцены, изображают руины. При первом появлении на сцене друзья Ромео с насмешками перекидываются строками из 90-го сонета Шекспира («Уж если ты разлюбишь — так теперь»), издеваясь над выраженными в нем чувствами.

Ситуация кажется безнадежной. Развал цивилизации и отступление культуры порождают ненависть. Торжество ненависти ведет к катастрофе, в результате погибают те, кто не утратил способности прощать и любить. Расплата за ненависть неизбежна, но это не означает, что ненависть исчезнет после трагедии, которую она вызвала. Насилие может остановить высшая власть (герцог в спектакле предстает скорее как маршал Первой мировой войны, чем как правитель средневекового итальянского города). Но установленный герцогом мир вряд ли продлится долго: власть, по всей видимости, окажется столь же бессильной в борьбе с ненавистью, как и церковь (брат Лоренцо — чрезвычайно удачная работа Бориса Вознюка).

Однако несмотря на столь мрачное завершение спектакля, его авторы сумели дать зрителю надежду, что ненависть можно преодолеть. На второй поклон актеры выходят в нарядах, которые отсылают к светлым и радостным образам итальянского Возрождения.

Тем самым авторы спектакля говорят: «Ненависть можно победить, а значит, повторения трагедии удастся избежать».

И хоть в своей постановке Кирилл Кашликов и Михаил Резникович показали, как сильна и опасна ненависть, их последнему оптимистическому утверждению очень хочется верить.

Дмитрий ГАЛКИН

Газета "2000", 09 Июля 2014

Коментарі:

Наталия 23.06.2016
Как и следовало ожидать, цитатка сия - не иначе, как плод великих московских пропагандистов, из одной компании с распятыми мальчиками и съеденными младенцами. Вы, сударь мой, сами-то "Дневник писателя", не спрашиваю, читали ли, спрашиваю, в глаза хоть видели? Почитайте, рекомендую,презанимательнейшее чтение! Много о чём там Фёдор Михайлович понаписал!А вот про "освобождённые Россией неблагодарные славянские племена" - НИ СЛОВА!!! Читайте первоисточники, не верьте стилизованным цитаткам. Это в великой РФии народ верит своему царю беспрекословно, а мы - не обязаны! Слава Богу, Интернет есть, да и библиотеки ещё не опечатали.
Но я, собственно, не об этом. Я о спектакле. У меня тоже возникла эта мысль о поразительном внешнем сходстве Монтекки и Капулетти, я еще подумала, сами друг на друга похожи, уже и не помнят, с чего чвара началась, а дети - гибнут!В этом Шекспир - он на все времена и для всех стран и народов! Получается, идеи витают вокруг нас! Никто ведь специально такую символику не придумывал в данной постановке, а ведь в ней всё, всё работает на эту идею тоже... С одной стороны - любовная драма в стиле Барокко, а с другой - невинные жертвы всяческих конфликтов... И неважно, между кем эти конфликты, - между двумя дворянскими кланами или между странами. Я не знаю, как правильно называется специалист, который разрабатывает костюмы, декорации и спецэффекты на сцене(точно, художник, кажется, сценограф, боюсь ошибиться), но в этом театре этот человек точно свой хлеб ест не зря.Вот этот полуразрушенный купол, эти заляпанные грязью шинели (я еще, грешным делом, вдруг подумала, как у Айсмана в "17 мгновениях"!) - это война, война в городе, в стране,в семьях, в душах людей... Война, порождённая ненавистью, и порождающая ненависть, серая, грязная, кровавая... И только Джульетта и Ромео,светлые,живые, в чисто белых одеждах - как два голубя, пытающиеся с ней бороться... Об игре не говорю, о музыке, о привнесённых из других шекспировских пьес репликах герцога - это всё работает на оглушительное впечатление, которое на меня произвела эта постановка. Я обожаю Шекспира вообще, и "Ромео и Джульетту" в частности. Видела много постановок в разных театрах и городах,фильмов, в разных переводах. Но это - одно из лучших воплощений, подтверждающих моё давнее и глубокое убеждение, что Шекспира можно играть вообще без декораций и костюмов - он актуален и современен ВСЕГДА И ВЕЗДЕ!Браво актёрам и всем, кто создал это чудо!
Сергей 18.09.2014
У всякой ненависти есть предыстория и вполне конкретные носители с обеих, а чаще и многих, сторон. Украину "прорвало" на ненависть точно по Достоевскому, писавшему: «Не будет у России и никогда не было таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только Россия их освободит, а Европа согласится принять их освобожденными. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себя и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшей благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись. Они будут заискивать перед европейскими государствами, будут говорить, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия страна варварская, мрачный северный колосс, гонитель и ненавистник европейской цивилизации» («Дневник писателя»).

Коментувати.

E-mail: Пароль: Реєстрація Забули пароль?

Перед тим як написати коментар, ознайомтесь з правилами сайту.
Увага! Коментарі незареєстрованих користувачів будуть розміщуватися на сайті після перевірки адміністратором.

Ваше ім'я:
protect