Три в одном

«Женщины. Фрагмент. Скандал без антракта» — так тремя словами-фразами названа одна из недавних премьер Театра русской драмы им. Леси Украинки.

Спектакль поставлен по пьесе одесского драматурга Александра Марданя. В оригинале пьеса называется «Кошки-мышки», а название спектакля «Женщины. Фрагмент. Скандал без антракта» у автора было подзаголовком. Женщины... и действительно только маленький фрагмент запутанных отношений героинь. Все-то у них сложно, капризно, подчас жестоко. Скандал тихий, внутренний. Но такой, что посильнее громких и открытых. После таких иногда даже уходят из жизни. Кстати, в Одессе спектакль по этой пьесе вообще назвали «Три красивые женщины». Драматург, видимо, неплохой психолог: как правило, в центре своих пьес предпочитает видеть женщин, соглашаясь, что у них более изощренная и разнообразная душевная драматургия для интересных театральных историй. Вот и в «Женщинах...» — лихо закрученной детективно-психологической драме — только три героини. Но в момент, когда у каждой из них вдруг обнаруживаются глубоко запрятанные в шкафу «скелеты».

Напряженности действия помогает и проверенный столетиями принцип античной драмы и пьес классицизма: единство времени, места и действия. И тут он также срабатывает с эффектом, который описал теоретик классицизма Никола Буало: «Пусть одно событие, свершившееся в одном месте в один день, до конца держит театр заполненным». Два часа спектакля — это два часа из жизни героинь оn-linе в квартире некой известной актрисы Тамары Трегубовой (Ирина Дука), где временно живет ее старшая сестра — переводчица Татьяна (Лидия Яремчук). Жили-были они дружно, доверяя и помогая друг другу. И вдруг, приходит «массажистка», а на самом деле журналистка Алена (Наталя Доля), и, не подозревая, что перепутала сестер, рассказывает раскрученную ею давнюю измену сестры. На сцене три женщины, но за кадром, то бишь за кулисами, постоянно «присутствуют» мужчины, из-за которых все эти страсти. У Тамары — бывший муж и сын, у Татьяны — умерший муж, у Алены — желанный мужчина — сын Тамары. В общем, как прокомментировала одна из героинь: «Все друг друга любят, пока третий не появляется».

Нарушившая покой сестер журналистка Алена провела такое расследование, что опытный следователь позавидует. На самом деле, вряд ли журналисты докапываются до таких глубочайших тайн своих известных «жертв». Они, журналисты «желтых» изданий, в основном их сами и сочиняют. Автор явно переоценивает возможности и таланты подобных журналистов. Но так, как играет Алену Наталья Доля, почему-то веришь, что ее «журналюшка» (как прозвали ее сестры) может собрать компромат на потенциальную свекровь, выложив его перед ней, и шантажом заставить не вмешиваться в ее отношения. Милая девушка может быть стервой, и кажется, что сама теряется от того, какой «ящик Пандоры» открыла. Ею движет не охота за разоблачениями, а непреодолимое желание заполучить любимого мужчину.

В центре женского треугольника — Татьяна. Именно на нее сваливается вся эта «правда». И Лидия Яремчук филигранно передает бесконечную кардиограмму чувств своей героини — открытия, удивления, смятения, потрясения, возмущения, раздумья и вопросы: «А как с этим жить дальше? Сказать — не сказать? А можно ли простить?». И все они — внутренне к сестре Тамаре. Ее исполнительница — Ирина Дука — в этой постановке как «три в одном»: она же и инициатор спектакля, его режиссер и актриса. Это не первая режиссерская работа Ирины в Театре им. Леси Украинки («Рождественские грезы», «Странная миссис Сэвидж»...) В «Женщинах...» — очень «разговорном» спектакле — она «высказалась» как тонкий психолог, наполнив текст пьесы такими нюансами.

Театральный эффект вносит и своеобразный символ спектакля — висящая на стенке квартиры картина овечки с волчьими глазами. Умная Татьяна говорит о ней: «Все мы палачи или жертвы... В одном лице. Причем каждый из нас в каждой конкретной ситуации сам выбирает, кем ему быть — волком или овцой...» И каждая из героинь попадает в ситуации, меняясь ролями. Лидия Яремчук, Ирина Дука, Наталья Доля играют спектакль без дублеров. Их трио полифонично, и в тоже время звучит в одной тональности. А такой ансамбль на «Новой сцене», камерность которой — как лакмус, максимально приближает к зрителю игру актрис.

Спектакль женский не только по категории актрисы —режиссер, но и потому, что художник-постановщик — Елена Корчина, художник-оформитель — Ирина Сомова (уютная квартира выстроена с учетом бытовых деталей). И даже картина «Овечка с волчьими глазами» принадлежит кисти актрисы этого театра Ольге Когут. И по-женски открытый финал, несколько уходящий от авторского мужского... Но зато создатели спектакля солидарны с автором пьесы в другом: «Человек как биологический вид за эти несколько тысяч лет мало изменился: он предает, страдает, любит, ревнует, спасает, жертвует, завидует... И эти переживания понятны всем и всегда».

 

Галина ЦЫМБАЛ

"День" №7, 17 января, 2013

Нет комментариев

Комментировать.

E-mail: Пароль: Регистрация Забыли пароль?

Перед тем как написать комментарий, ознакомьтесь с правилами сайта.
Внимание! Комментарии незарегистрированных пользователей будут размещаться на сайте после проверки администратором.

Ваше имя:
protect